Рекламный агент (назойливый)

Рекламный агент

«Назойливые» - это самый несчастный тип рекламного агента. Они сами себе портят дело, сбивают цену, мешают другим, и на долю их выпадает обыкновенно больше всего оскорблений и меньше всего заработка.

Прежде, чем начинать издание своего альманаха или календаря, предприниматель выпускает нечто вроде рекламы, так называемый, «анонс». Этот анонс оповещает о скором выходе в свет необыкновенно изящного издания в количестве 50000 экз. и приглашает всех желающих напечатать с пользою свои объявления – воспользоваться его страницами. Далее он сообщает условия платы за объявления и оставляет место для объявления и расписки дающего объявление.

И вот, к такому издателю является, прежде всего, «назойливый». Он в порыжелом котелке, помятом цилиндре или фуражке с околышем; пальто на нем старенькое, брюки внизу обиты, сапоги стоптаны и под мышкою рваный портфель. Лицо – словно встревоженное, глаза бегают, движения суетливы…

Он как-то сразу набрасывается на издателя и торопливо, вполголоса, начинает уверять его, что он только один и может сделать дело; он доставит объявлений на тысячу, но не иначе, как за 30%. У него – самые солидные фирмы. Издателю все равно. Он не даст ни полушки этому оборванцу, пока тот не принесет ему объявления с подписью хозяина фирмы в ручательстве верной уплаты денег. И он дает этому назойливому свои анонсы.

Рекламный агент захватывает их кучу и скрывается. Он сияет, - ему самому кажется, что он достанет на тысячи и сам заработает сотни. Но у него нет никакого плана, никакой системы. Он идет по улице и оглядывается по сторонам. Вот огромная вывеска. Он стремительно влетает в магазин. Его встречает приказчик.

- Что Вам угодно?

«Назойливый» суетится:

- Мне хозяина!

- Их нет.

- Тогда старшего приказчика!

Старший приказчик выходит. «Назойливый» не сообразил, что ему вовсе не нужен старший приказчик; он фамильярно берет его за лацкан сюртука и начинает убеждать дать рекламное объявление. Он говорит о пользе рекламы, о ее непременной необходимости в настоящее время, о выгоде поместить объявление именно через него и т.д., говорит с полчаса. Приказчик теряет терпение, в десятый раз повторяя:

- Не мое дело, наведайтесь, когда хозяин придет!

Наконец, чтобы отвязаться от него, он берет несколько анонсов, и «назойливый» раз пять повторяет ему:

- Так скажите хозяину, я зайду!

Наконец, он уходит, твердо уверенный, что он убедил приказчика, а тот в свою очередь убедит хозяина. Он идет дальше и также наудачу заходит и в другой, и в третий магазин. Также, если нет хозяина, он одолевает приказчика, если же застает «самого» - набрасывается на него. Хозяин сидит за счетами и делает подсчеты книгам. Ему все равно. Он наклонился над ним и убеждает дать объявление. Наконец, хозяин раздраженно говорит:

- Отвяжись, видишь, занят!

- Я подожду, - отвечает «назойливый», но тотчас снова начинает свои убеждения.

- Да оставишь ли ты меня! – вдруг орет выведенный из себя купец.

«Назойливый» изумленно отскакивает и торопливо говорит:

- Я лучше потом зайду!

Он бегает до вечера, до закрытия лавок и совершенно напрасно. На другой день он начинает свой обход снова. Его выгоняют везде недоброжелательно, но он лезет и лезет со своею жалкою фигурою. И чем ниже падают его фонды, тем несчастнее становится его фигура. Его выгоняют из магазина, он является с заднего хода, поджидает хозяина на улице, на лестнице его квартиры и, наконец, добивается небольшого объявления, брошенного ему, как собаке кость.

Он собирает несколько таких и снова, ликующий и возрожденный, летит к хозяину – издателю, но тот уже раскусил его и холодно встречает его оживленный отчет. Ему следует 30-40 руб. процентных денег, хозяин выбрасывает ему половину, но «назойливый» доволен и этим; за другой половиною он забежит к хозяину еще раз двадцать, продолжая бегать без толку по магазинам, пока не станет противен всем, как чума, и не потеряет всюду работы. Тогда он запьет…

Поделиться: