История лотереи

История лотереи в Италии


Являясь чем-то вроде первобытного проявления латинской цивилизации, лотерея существовала в Италии на протяжении многих веков. Еще Светоний упоминал, что лотерея уже была во времена римских императоров. Она влияла на интим­ную жизнь народа, что значительно отражалось и на публичной жизни.

В Ита­лии играли все — и богатые, и бедные. Вместе с тем вокруг лотереи со­биралась целая толпа неизбежных ворожей, колдунов, вдохновителей свыше и жрецов черных месс, пользовавшихся народным суеверием. Игроки прибегали к предсказанию счастливых номеров, пользуясь, между прочим, всевозможными физическими явлениями, поражаю­щими народное воображение, как, например, землетрясением и проч.

История лотереи во Франции


Страсть к лотереям перешла во Францию не более двух веков тому назад и проявлялась там столь же сильно, как в Италии. Кроме правительственной лотереи, во Франции ютилась масса частных лотерей, билеты на которые брались с бою. Один итальянский монах, Лети, в своей забавной «Критике лотерей», напечатанной в Амстердаме в 1697 году, представляет интересную картину тогдашнего настроения умов. По его словам, повсюду говорили, беседовали и рассуждали только о лотереях: судьи, заседая на своих трибунах, вели разговоры о лотерее в то время, как допра­шивались стороны, адвокаты защищали подсудимых или пока произносились обвинительные речи.

Про­фессора, лекторы, учителя—все увлекались лотереей до такой степени, что ни о чем более не беседовали, как о ней, забывая в разговорах о своих лекциях. В академии происходило то же самое; о науке не говорили: этот обычай прошел, и не книги и грамота были в моде, а лотерея.

Когда Лю­довику ХV понадобились деньги на военную школу и он не знал, где их взять, а государственная казна была опустошена несчастными войнами, он учредил королевскую лотерею. Идею о лотереях во Францию завезли три итальянских авантюриста, из которых один был Казанова, прославившийся своим бегством из венецианской тюрьмы.

Эта новая игра имела громадный успех; богатые и бедные охотно покупали билеты; те и другие так верили в выигрыш, что не колеблясь занимали деньги для уплаты за билет, закладывая обстановку. Если все-таки денег не хватало, то билеты покупались в складчину по двое, по трое.

История лотереи в Голландии


Такой же азарт царил и в Голландии: женщины несли в заклад или продавали фарфоровые вещи, серебро, мебель, платье и прочее для покупки билета. И это были женщины не только из народа, но также из зажиточных семейств, которые доходили до совершенного разорения.

Лотерея, завезенная во Францию итальянцами, была настоящей азартной игрой, к тому же очень сложной; она состояла из комбинирования между собою всех чисел от 1 до 90. На одно колесо, содержащее 90 билетов, 5 билетов приходились с выигрышами. Публике предлагалось держать пари на одно число или несколько, наудачу или в определенном порядке, что означало на специальном языке игроков—экстрэ, амбы, терны, кватерны и квинтерны.

Лотерея играла наверняка; в двух последних комбинациях ей приходилось прибыли 85% из ста и 98% из ста соответственно. Однако, как самые труд­ные, эти комбинации более всего действовали на воображение публики, и многие игроки тратили всю свою жизнь на отыскание квинтерны, которая никогда не выходила, но всегда должна была выйти в будущем тираже. Иногда, правда случалось и лотерее терпеть большие потери.

Эта «итальянская чума», заразившая весь народ, влекла за собою воров­ство, преступления и семейный разлад. Cyeвepиe народа росло; шарлатанам всякого рода было раздолье. Книгопродавцы вывешивали публикации о кабалистических предсказаниях; игроки осаждали ясновидящих и предсказа­телей.

Женщины умоляли Калиостро предсказывать им номера, которые их обогатили бы. Большую роль стали играть сновидения; граф Калиостро не только их объяснял, но еще изобрел систему, по которой сновидения имели соотношения со счастливыми номерами лотереи. В книге «Настоящий Калио­стро» приводятся эти соответствия, отчасти ничтожные, отчасти забавные. Игроки, ослепленные суеверием, считали эту книгу своим евангелием.

Правительство не колеблясь пользовалось этим азартом и поощряло его. Плодами этого безумия, разорившего, обесчестившего и убившего стольких легковерных, правительство воспользовалось для построения св. храмов, как, например, св. Женевьевы, Магдалины и еще нескольких других, да, кроме того, больницы для покинутых детей и военной школы.

Людовик XV поощрял вкус народа к этим «добровольным налогам», которые, по самым скромным подсчетам, приносили государству ежегодно 14 или 15 миллионов. Правда, этот «добровольный налог» вызывал у тогдашних моралистов взрывы негодования. Хорош налог, который можно взимать с народа лишь тогда, как у него помутится разум, налог, основанный на отчаянии народа.

«Существуют ли на свете более незаконные сборы с народа, чем лоте­рея, — говорили они. — Ценою девяти миллионов, извлекаемых самыми постыдными и несправедливыми средствами, в действительности получается гибель нации; больницы и тюрьмы переполняются новыми жертвами, народ дошел до отчаяния, впал в пороки и обеднел; тысячи граждан развра­щены и доведены иллюзиями о выигрыше до умопомешательства и предпочитают лучше мечтать о богатстве, чем составлять его себе».

И, однако, несмотря на протесты членов законодательного корпуса, этот «добровольный налог» не долго был в изгнании во время революции и рес­публики, и в 1794 году национальная лотерея была снова восстановлена и просуществовала до обнародования закона 27 мая 1836 года, который суще­ствует до сих пор. Но, несмотря на этот закон, всевозможные лотереи продолжают спокойно существовать.


Поделиться: