Колония индивидуалистов

Немецкие писатели сделали оригинальную по­пытку обособиться собственным кружком, и в 1910 году эту мысль осуществили братья Гарт вместе с своими товарищами, положив начало колонии индивидуалистов. Известное число сторонников этой идеи собралось в нанятом помещении, как в сборном месте. Гейне так рисует впе­чатление, произведенное на него этой общиной.

Что-то мистическое витало над этими людьми, собиравшимися на большие празднества посвящения (npием новых членов), где проповедовалось «новое учение». Сущность его состояла в культе героев. В конференциях членов разъяснялись различ­ные обстоятельства, при которых проявлялся героизм. В этой новой манере жить и действовать должен был господствовать и идеал также как религия, наука и искусство.

Братья Гарт, а также их сторонники с таким жаром, серьезностью и авторитетом проводили свою идею, сила внушения была так велика, что даже проникла в ряды буржуазии и увлекла многих из их среды.

Новая община не хотела слышать ни о правящих ни о повинующихся; главы и руководители должны были являться тонерами, пролагающими новый путь. Одинаково среди них не было и судей. Вместо «брака крови», представляющего союз чувственности и случая, явился брак ума (интеллекта).

Весною справлялся праздник весны, и во время ночной прогулки члены кружка пели и мечтали,— настолько они были поклонники природы. Но все это еще слишком чувствовалось мозгами; все, что до тех пор было лишь просто сло­вами, должно было сделаться фактом.

С этой целью была нанята старая санатория «Sehlochtensee» с парком и полем. Предполагалось существовать общиной, не только во время каких-нибудь собраний, но ежедневно вместе совершать необходимые работы, как например, содержать дом и сад.

Но здесь именно проявилась блестящая беспечность братьев Гарт. Брат Генрих возился в нижнем этаже в кухне с кухонным персоналом и в то же время вел беседу по телефону, соединявшему его с берлинским издательским домом Шерл, которому он по-прежнему давал критические статьи и фельетоны.

Сестры общины, а также жены и их подруги поочередно брали на себя роль хозяек и заботи­лись о хозяйстве. Являвшиеся в колонию гости думали, что жили в старинной сказке. Члены общины жизнерадостно веселились вместе, одетые без различия пола в фантастические туники ярких цветов.

В поле нежная какая-нибудь дорафаэльская мадонна делала попытки посеять репу; в парке на­ходился театрик, где всегда что-нибудь разыгрывали. Кушанье приносил первый встречный прямо на листах растений.

Расчет велся за все не деньгами, а билетиками и фишками общины. И над всем этим парил аромата юности, доверия, которое производило впечатление опьяняющего и увлекающего чуда. Здесь было и безумное веселье, и смешение самых разнообразных элементов, мечта и телесные упражнения.

Но это была пока попытка, которая имела свой скорый конец.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК. ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖУРНАЛ ЯНВАРЬ-ОКТЯБРЬ 1912 Г. (В ДЕСЯТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПЕРЕПЛЕТАХ)

Поделиться: