Гвардия погибает, но не сдается

Французский исследователь

Анри Гуссэ

Известный историк Наполеоновской эпохи, Анри Гуссэ, напечатав в начале двадцатого века, свое замечательное сочинение о событиях 1815 года, обещал впоследствии обнародовать все собранные им доказательства и сведения о знаменитой фразе генерала Камбронна: «Гвардия погибает, но не сдается!».

Свое обещание он исполнил, поместив в двух ноябрьских номерах "Revue Bleue" за 1910 год любопытную статью об этом предмете, под заглавием «Гвардия погибает, но не сдается, история исторической фразы". В этом кратком, но обстоятельном исследовании ученый автор действительно собрал все имеющиеся материалы о произнесенных генералом Камбронном памятных словах.

Ватерлоо

С самого начала он подробно описывает те обстоятельства достопамятного сражения, которое привело к столь часто повторяемой уже почти сто лет фразе. Как известно, она была произнесена Камбронном — в то время командиром второго батальона первого полка гвардейских егерей, - в ответ на предложение английских генералов и офицеров сдаться.

Первое издание

Прежде всех именно 24 июня 1815 г., напечатал эту фразу "Journal général de France". Из этой газеты она перешла во все другие, как французские, так и иностранные, а затем в бесконечное количество книг и статей на всех языках. Все историки и журналисты — как французские, так и чужеземные — наперерыв прославляли храброго воина и его красноречивые слова.

Несмотря на то, что она распространилась повсюду, три года спустя после произнесения этой фразы, в 1818 г. "Journal de Débats" напечатал, что сам Камбронн не помнит, произносил ли он подобные слова, а потому их следует приписать сотруднику "Journal général de France", второстепенному драматургу, романисту и поэту, Палисону де Ружону. Но, все-таки, популярность всем известной фразы увеличивалась и ее повторяли даже депутаты в парламенте и различные офицеры и генералы, присутствующие в битве при Ватерлоо.

Исторические свидетельства

Маршал Сульт

Всего замечательнее было удостоверение маршала Сульта, который в 1843 г. произнес в парламенте: "Я был при Ватерлоо и находился рядом с Камбронном, когда он сказал: "Гвардия умирает, но не сдается!". Но теперешний исследователь этого исторического факта удостоверяет, что Сульт не находился при Ватерлоо рядом с Камбронном, а скакал за императором.

Генерал Мишель

Памятник генералу Камбронну в Нанте

Около того же времени умер генерал Камбронн, и его земляки, жители города Нанта, решили поставить ему памятник. Тогда король Луи-Филипп получил прошение от детей генерала Мишеля, убитого при Ватерлоо, в котором они просил, чтобы на памятнике генерала Камбронна не было выставлено памятной фразы, так как не он, а их отец произнес ее.

В доказательство они ссылались на присланный генералом Бертраном обломок камня с Наполеоновской могилы, на котором находились следующие слова: «Графине Мишель, вдове генерала Мишеля, убитого в битве при Ватерлоо, когда на требование врагов — сдаться он отвечал знаменитой фразой: «Гвардия умирает, но не сдается».

Это факт, однако, нисколько не доказателен, и сам Наполеон в записках генерала Гурго приводит их, как слова Камбронна. Наконец, адъютант Мишеля, капитан Бертло, описывая его смерть, доказывает, что он не мог произнести этой фразы, так как англичане вовсе с ним не говорили, а сам он умирая, сказал только: «О, Господи! У меня еще и рука сломана».

С 1862 г., когда Виктор Гюго иначе прославил Камбронна в своих: «Les Misérables”, приписав ему, вместо знаменитой фразы, еще более пресловутое слово, то посыпались бесконечные удостоверения современников, что действительно генерал произнес свою фразу.

Гренадер Дэло

Шарль де Линь в своей книге: «Contes d'un buveur de bierre” приводит рассказ старого гвардейского гренадера, Дэло, еще живого в то время, что не только Камбронн сказал свои слова, но даже солдаты повторили за ним. Англичане, однако, так упорно повторяли свое требование сдаться, что выведенный из терпения Камбронн сказал и слово ему приписываемое. Подлинность слов Дэло — несколько сомнительна по литературному их изложению и по тому обстоятельству, что сам Дэло в протоколе, составленном генералом Мессиа, в присутствии жены маршала Маг-Магона, повторил не приписываемое Камбронну другое слово, а, напротив, заявил, что он не расслышал, что именно сказал Камбронн, выведенный из терпения назойливостью англичан.

Наконец, Гуссэ навел обстоятельную справку в архиве военного министерства, где именно находился Дэло со своими гренадерами во время знаменитого события при Ватерлоо, и вполне удостоверился, что он был в 1500 метрах расстояния от Камбронна. Кроме Дэло, егерь Саль и гренадер Франкэн слышали, как произносил свою знаменитую фразу Камбронн, но Гуссэ вполне доказательно обнаруживает, что первый вовсе не был при Ватерлоо, а второй только повторяет рассказ Дэло,

Таким образом, очевидец не передает того, что сказал Камбронн; его солдаты и офицеры все до одного убиты, а он сам, тяжело раненный, уверял до конца жизни, что никогда не произносил ничего подобного, а только утверждал, что сказал другие слова — солдатские, менее блестящие, но более энергичные.

Версия Виктора Гюго

Покончив с исторической фразой Камбронна, Гуссэ переходит к слову, приписанному генералу Виктором Гюго. Это слово, грубое, солдатское, по-французски «merd”, и оно звучит также, как французское слово meurt (умирать). В первый раз оно упомянуто было, хотя и не буквально, в «Dictionnaire des contemporais”, Раббэ, изданном в 1834 г.

Подполковник Лемонье-Делафосс удостоверяет, что он сам слышал как Камбронн произнес: «М...! Я не сдаюсь!» Женти, секретарь редакции «Mercure de France au XIX siécle” уверяет: Камбронн не произнес - «Гвардия умирает, но не сдается», а отвечал «М...!» Дядя Камбронна, аббат Дрюон де Брюно, часто говорил, что его племянник ему сознался, какое слово он сказал, но просил его об этом никому не говорить.

Бабушка, мать и отец подполковника Кретьена, двоюродного племянника Камбронна, часто говорили ему, что Камбронн именно произнес то слово, которое вспомнил Виктор Гюго.

Выводы

Подводя итог всему сказанному, Гуссэ полагает, что в пылу битвы Камбронн не мог произнести целой литературной фразы, а всего вероятнее, сказал грубое солдатское слово.



Поделиться: