История Монмартра и кабаре "Черный кот"

Стейнлен На улице

"Кто не был на Монмартре, тот не видел Парижа", - гласит не без основания одна французская поговорка. И, в самом деле, кто из нас – людей ХХ века, отравленных ядом скептицизма, вкусивших плодов древа Красоты, рано утомившихся, поздно вступивших на культурно-европейский путь, - кто из нас, посетивших "Город Света", не вдыхал приятного аромата Священного Холма, не ослеплялся цветением огней "второго Геликона", как прозвали французы сердце Парижа – Монмартр.

Несмотря на разницу культур, на огромное несходство местных и бытовых условий развития нашей страны, мы не чувствуем себя чужими – здесь, на вершине священного Холма, где Радость и Печаль крепко держат друг друга в братских объятиях, где нежная песенка Коломбины заглушается мрачным хохотом Арлекина, где из-под колпака Пьеро выглядывает подчас такая жуткая маска, где наслаждение и отчаяние, жизнь и смерть разделяются часто всего лишь несколькими мгновениями… Меланхолия "Города Света" органически близка нам, детям Севера, а нежный романтизм и тонкая ирония потомков Галлов чаруют нас, может быть, именно потому, что его не хватает нашей расе. Мы идем туда, смотрим, слушаем, улыбаемся, иногда плачем…

По иным сказаниям, Монмартр (Monjoye-Montmartre), окраина, вошедшая в черту города Парижа лишь с 1860 г., - был когда-то колыбелью мира, - Монт Араратом. Гораздо достовернее, однако, что эта окраина была просто любимым местом прогулок парижан, а в знаменитой впоследствии Moulin de la Galette собирались в воскресенье потанцевать местные обитатели.

Живописное положение возвышенности, прятавшей в своих, тогда еще не вырубленных, садах фасад старинной церкви, откуда, по преданию, сатана искушал Спасителя, с купола которой действительно он мог показать ему Город – все "царство свое", - начинает привлекать внимание художников всего лишь около половины прошлого столетия. Подобно Барбизонцам, они начинают селиться здесь, вдали от ярмарки Города, и в 40-х годах мы находим здесь уже Ропса, Коро, затем Диаза, Милле и других, - целый поселок аристократической богемы.

Певцы Монмартра - Афиша Леандра

Постепенно Монмартр утрачивает свой деревенский характер, становясь приютом Муз всей литературно-артистической богемы Парижа. Постепенно разрастаясь, эта колония начинает дробиться, группироваться в кружки вокруг известных уже художников и организаторов, как-то: Роберт Салис, приписывающий себе честь "создания" Монмартра, Форэн, Эмиль Гудо и другие. Последний съорганизовал в 1878 г. в Латинском квартале литературно-художественный кружок, членами которого состояли Коклэн младший, Виллет, Морис Роллина, Франсуа Коппе, - тогда еще оппозиционер в искусстве.

Приблизительно около этого же времени, в 1881 г., Салис основывает кружок художников модернистского направления. Для упрочения лела он переносит кабачок отца своего, торговца ликерами, из провинции в Париже, в самое сердце Монмартра, Boulevard Rochechouar.

Это и был первый артистический кабачок (cabaret), впоследствии прославленный "Черный кот" (Chat noir), названный так по заглавию рассказа Эдгара По, иллюстрированного Салисом. Вслед затем начинает выходить иллюстрированный журнал того же названия, - литературный выразитель идей и настроений "Геликона". Вначале у "Черного кота" собираются только раз в неделю, - интимным кружком, больше для собственной забавы; но вместе с переходом кабачка в более обширное помещение (Rue Victor Masse), собрания становятся ежевечерними и публичными.

Нежная и сантиментальная лирика уличных певцов (chansonniers) свила себе прочное гнездо в аристократических кабачках Монмартра, весь контингент населения которого составляют рабочие, художники да… жрицы любви…

У "Черного кота" распевают свои произведения революционный Марсель Легей, и беспощадный Аристид Брюан, и нежный Поль Дельмэ, - этот новый Мюссе парижской гризетки, - все с одинаковым успехом, каждый ради своей аудитории. Вскоре являются подражатели, новые инициаторы, возникают кабачки Merliton, Chien noir, L’Ane rouge, Quat l’arts и др. вплоть до прославленной "Moulin Rouge".

Это – расцвет Монмартра, его блестящий период, когда весь Париж стремится к нему, прославляет его, восхищается им…

С 1897 г., когда умирает Салис, - исполнивший свою задачу "создания" Монмартра, и закрывается пресловутый "Черный кот", - начинается постепенное угасание Монмартра, когда-то действительно собиравшего букет всех талантов и дарований модернистского Парижа. Роль его, как выразителя духа, "конца века", символизованного в «новом» искусстве, - сыграна; теперь он живет крохами своего блестящего прошлого.

Северное сияние №2 декабрь 1908/Художники Монмартра - Анастасия Чеботаревская/

Поделиться: