Покушение на Наполеона перед войной 1812 г.

Наполеон в Фонтенебло

Собираясь на великую войну, Наполеон особенно внимательно относился ко внешним сношениям всем руководил сам и все министры писали хотя отчасти под его диктовку. Несмотря на голод в стране, Наполеон в зиму 1811—1812 г. давал особенно многочисленные балы, придворные спектакли и великолепные праздники, что он считал обязательным для выс­шей власти.

Из праздников Наполеон особенно любил маскарады и всего более веселился на них. Он любил маскарады потому более, что имел не­который род отваги или безрассудства идти навстречу приключениям и даже опасностям. Был конец масленицы; предстоял последний в сезоне маскарад у Марескальки, итальянского министра внутренних дел.

Он построил из дерева и полотна огромную залу в своем саду на авеню Елисейских по­лей. Боялись опасности от огня и были приняты большие предосторожности, но тут явилась другая опасность.

Молодежь северной Германии с негодованием переносила то ярмо, какое надел Наполеон на их родину, страдала от унижений, какие терпела их страна, и в тайных собраниях изыскивала способы освобождения своей родины. В конце 1809 года, один из них чуть было не убил Наполеона на параде в Шенбрунне, когда он был окружен своей гвардией.

Смелость признания его, презрение, какое он питал к смерти, его заявление, что, если его простят он повторит покушение,— все это было так необычно, что покушение сочли за единичный факта, как следствие увлечений нездорового ума. Но эта болезнь могла быть заразительной. Двое молодых людей из лучших семей Саксонии отправились в начале 1812 года из Лейпцига с твердо предпринятой целью исполнить в Париже то, что не уда­лось в Шенбрунне.

Один из них раскаялся и вернулся. Другой, де-Ласала, в Страсбурге сошелся с каким-то военным комиссаром, который довез его до Парижа. В Страсбурге Ласала замешкался немного, а его бывший соучастник почувствовал угрызния совести и донес министру иностранных дел при короле саксонском де-Шнефу о задуманном им плане.

Де-Шнеф сейчас же отправил в Париж курьера. Герцог Бассано получил депешу в полночь и сообщил ее префекту полиции. Очень ловкий агент Фудра на другой день нашел Ласала в отеле и арестовал его. При нем нашли пистолеты и кинжал. Он во всем сознался. Ласала жалел, что опоздал на маскарад у Марескальки, где мог бы убить Наполеона.

В деле об этом есть приказ Наполеона не разглашать о покушении, чтобы не плодить слухов о легкости подобных предприятий. Злоумышленника объявили ненормальным и заключили в Венсенн.

Вскоре после этого над русским посольством был учрежден надзор. У арестованного русского курьера нашли пакет государю от Чернышева с подробными сведениями о расположении и численности французских войск в Германии. Эти планы составля­лись в кабинете Наполеона.

В день отъезда Чернышева агент полиции осмотрел комнаты и в камине среди пепла нашли полусгоревшее письмо с почерком видного чиновника военного министерства. Последний сознался, что продает эти тайны России уже девять лет. Это происходило еще в момент великой дружбы Наполеона с Александром и, по некоторым сведениям, этот факт окончательно повлиял на Наполеона в смысле объявления войны России.

Поделиться: