Персоны и факты отечественной антик-истории

Антикварный рынок 1914 года

В первые месяцы войны (1914-1918) на антикварном рынке возникла паника. Люди, жившие и торговавшие прошлым, были ошеломлены настоящим, и художественная старина серьезно подвергалась риску на некоторое время совершенно обесцениться. Но затем коллекционеры пришли в себя, а вместе с ними ожили и антиквары, и в пустовавших лавках снова появились покупатели. Понятно, их было не столько, сколько прежде, - война все-таки не могла не отразиться на этой отрасли промышленности, - но во всяком случае на антикваром рынке сделки возобновились.

К изумлению самих антикваров, интерес к художественной старине еще более повысился. Появился большой спрос на фарфор, мебель и бронзу, а в связи с этим всякие раритеты сильно поднялись в цене, точно предметы первой необходимости.

Новые клиенты

Сильно разбогатевший спекулянт, делец, поставщик или посредник, еще недавно ютившийся где-нибудь в Лесном или на Выборгской стороне, спешит, как можно скорее, получше украсить свою новую квартиру на Сергиевской, куда только на днях привезли из магазина мебель. Она еще пахнет свежим лаком, этажерки и шкафчики пустуют, а стены совершенно голые.

Разбогатевший выскочка, естественно, опасается, что каждому бросится в глаза отсутствие мелочей, утверждающих давность всей обстановки. А кроме того, он что-то такое слышал об искусстве, о художественных вещах и знает, что "теперь это принято в хороших домах"…

Он ровно ничего в этом не понимает, но, к счастью, имеются антикварные лавки, где подобраны всякие "безделушки", давно его поджидающие.

На этой почве и создался новейший из анекдотов, как один из таких parvenus, показывая своему гостю только что приобретенные раритеты, гордо заявляет:

- Это настоящий имитасьон!

К счастью для этих скороспелых коллекционеров – им в этом везет! – теперь закрыты границы. Вот бы когда наступил золотой расцвет "настоящего имитасьона", имеющего свою индустрию – своих фабрикантов, коммивояжеров и целую сеть агентов. Впрочем, этот расцвет, вероятно, наступит после войны.

Фабрика подделок

Самая крупная из таких фабрик "имитасьона" находится во Франкфурте-на-Майне. Искусство ее мастеров настолько велико, что даже знатоки испытывают благоговейный трепет перед такими подделками.

Так, рассказывают про одного известного французского художника, что он однажды до того восхитился художественностью работы подделанных под его манеру рисунков, что решил поощрить талант подделывателя и скрепил рисунки своей подписью.

Американцы

Главными покупателями этих подделок с давних пор являются англичане и американцы. В большинстве случаев, особенно когда подделанная вещь увозится в Америку, тайна ее остается нераскрытой.

Боязнь попасться и оскандалиться очень мало тревожит американца: его посетители и знакомые разбираются в художественной старине еще меньше, чем он, и подлинность вещи вряд ли кем-нибудь будет оспариваться.

Поэтому американец самый желанный у антикваров покупатель: что раз к нему попадет, то уже больше никогда к продавцу не вернется. А вот с европейским покупателем иногда случаются конфликты, и продавцу иной раз приходится с горькой миной получать проданные вещи обратно и не доводить дело до суда, чтобы не разгласить тайны корпорации антикваров, имеющих свои понятия о чести.

Европейцы

Незадолго до войны на озеро Комо приехал один богатый англичанин. В Белладжио, которое уже давно слывет как складочное место всевозможных антиков, он нашел Распятие, надгробный памятник, кресло епископа, алтарь и чашу для святой воды IV столетия.

После долгого торга англичанин покупает эти вещи за 75 тысяч лир и везет их в Париж. Там знатоки тотчас же заявляют ему, что он влопался: вещи подделаны. Тогда англичанин требует, чтобы ему вернули деньги. Антиквар скрепя сердце соглашается. Но англичанин этим не удовлетворен и требует еще возмещения всех расходов по перевозке и покупке вещей.

Дело доходит до суда. Суд присуждает все эти издержки, но во время судебного разбирательства обнаруживается, что древности действительно принадлежали одной старинной церковке, хотя и не IV столетия, несколько более позднего происхождения, и были оттуда выкрадены.

Давность, правда, миновала, и поэтому антиквару не только ничто не угрожает, но он еще получает свои вещи обратно. На вопрос суда, как мог он решиться купить краденное, антиквар заявляет, что покупал эти вещи в твердом убеждении, что они настоящие, и благодарит суд, установивший их подлинность. После этого он продает Распятие, алтарь, кресло епископа и чашу по другой оценке, значительно превосходящей первоначальную.

Уловки антикваров

Следует заметить, что сами антиквары обычно покупают художественную старину по очень дешевой цене, и когда наталкиваются на редкость, оцененную владельцем высоко, то всячески стараются обесценить ее указанием, что она не настоящая.

Характерный в этом роде случай произошел в России. Некий антиквар узнает, что у одной дамы имеется замечательной работы столик эпохи Людовика XVI, осматривает его и убеждает владелицу продать ему этот столик за 3000 рублей.

Дама соглашается, но, случайно узнав, что в Петрограде живет страстный коллекционер граф N, который может заплатить ей гораздо больше, отказывается от сделки и решает съездить в столицу. Тогда антиквар подсылает к ней человека, который называет себя графом, будто бы прослышавшим об имеющихся у нее старинных вещах.

"Граф" с интересом осматривает ее картины и мебель, но на столик не обращает никакого внимания, и на вопрос владелицы, каково его мнение об этой вещице, равнодушно заявляет, что подделок, хотя бы и искусных, не признает, и что цена столику рублей 200-300.

Мнение знатока заставляет даму поторопиться с продажей столика антиквару, который затем получает за него огромную сумму.

Монеты, картины, гравюры

Кроме фабрик старинной мебели и церковной утвари, имеется еще "монетный двор" для выделки старинных монет, греческих и римских. Он находится в Неаполе. Там же выделываются старинные украшения – перстни, камеи и брошки, а также статуэтки.

Подделыватели картин, особенно старинных, имеются во многих больших городах Европы, в том числе и в Петрограде. Здесь успешно действует художник В-ч, забросивший свое несомненное дарование оригинального художника ради материальных выгод подделывателя.

За последнее время в Германии возникло несколько новых подобного же рода предприятий, имеющих своей задачей подделывать старинные гравюры. Установить такую подделку очень трудно, для этого требуется большой опыт и знакомство с водяными знаками, имеющимися на каждой старинной бумаге.

Бумага, водяные знаки

Ржавый цвет поблекших чернил, подписи, даты и монограммы подделывают без особого труда, и поэтому они легко могут ввести в заблуждение даже знатока.

Но вот старинную бумагу подделать представляет уже большие затруднения. Прокопченная дымом и пропитанная кофейным отваром, она действительно по оттенку своему может сойти за старинную, но зато камнем преткновения явятся водяные знаки.

По этому предмету возникла чуть ли не целая новая наука, имеющая свой словарь знаков. Он составился из данных, собранных группой любителей, обменивающихся друг с другом сведениями о своих находках и наблюдениях.

Три года назад во Франции вызвало большой шум известие, что некий антиквар нашел подлинное завещание Людовика XVI, собственноручно написанное им во время пребывания его в заключении. Тщательное исследование бумаги, на которой было написано завещание, обнаружило водяной знак, относящийся к эпохе Людовика не XVI, а XVIII, и таким образом подделка была изобличена.

Среди русских гравюр подделки до сих пор, кажется, не встречались. Это объясняется тем, что фальсификаторы ими совершенно не интересуются, имея в виду лишь международный художественный рынок.

В.Ирецкий

С 3 июня по 6 июня на Красной площади проходил книжный фестиваль. Его называли главным книжным событием года, он проходил уже во второй раз. И на этот раз рамки его значительно расширились. В нем приняли участие около 400 российских издательств — не только крупнейшие - из Москвы и Санкт-Петербурга, но и 80 региональных. Впервые в 2016 году в книжном фестивале участвовали белорусские издательства. Программа фестиваля по сравнению с прошлым годом заметно расширилась — больше участников, больше событий, больше книг. Прошло почти 400 мероприятий – встреч с писателями, атограф-сессии, выступления артистов.

Фестиваль вернул москвичей и гостей нашего города к древней традиции, которой некогда славилась торговая Красная площадь. Еще в начале XVIII века у Спасских ворот Кремля в книжной лавке сподвижника Петра I, книгоиздателя и картографа Василия Киприанова читали книги. На фронтоне лавки было написано: «Всенародная публичная библиотека». На первом этаже продавались прохладительные напитки, чай, кофе, а на втором можно было брать для чтения книги.

В этот раз Красная площадь вернулась к ярмарочному формату — люди снова читали книги у стен Кремля. Все пространство площади — от Исторического музея до Лобного места — было поделено на тематические площадки. У Собора Василия Блаженного была размещена «Главная сцена», где выступали поэты, писатели, музыканты, актеры — звезды театра и кино. В шести лекториях прошли встречи с любимыми авторами, выдающимися учеными, преподавателями, культурологами, филологами. А в павильонах «Художественная литература», «Детская и учебная литература», «Нон-фикшн», «Регионы России», «Электронная книга/КНИГАБАЙТ», «Москва — город книг» можно было приобрести лучшие книги последних лет.

У книжников-антикваров была самая выгодная позиция в эти дождливые и холодные дни – их разместили, как и в прошлом году на первой линии ГУМа. Почти все известные столичные букинисты и библиофилы выставили свои книжные сокровища: салоны «Три века» и «Среди коллекционеров», «Золотая библиотека» и Библио – Глобус и еще десяток их коллег.

И за прилавками, и около стендов были все те же знакомые лица, с которыми мы постоянно общаемся на аукционах. Все известные собиратели сочли необходимым зайти в ГУМ и посмотреть - порыться в книжных развалах. И покупатели, и продавцы все хорошо знакомы – ярмарка дала редкую возможность в свободном режиме пообщаться, обменяться книжными новостями.

На наш взгляд, удачным было сочетание традиционных развалов – книжки стопками, «веером» и попросту выложенные на прилавке и застекленные стенды с антикварными книгами. Была и интересная графика. Купить можно было все: от открыток 1960-1970-х, детских книжек, технических справочников, атласов до полных собраний сочинений Брэма и русских классиков.

Люди с азартом рылись, рассматривали, спрашивали букинистов. Такие развалы, безусловно, нужны нынешнему букинистическому рынку. Коллекционные книги продаются на публичных торгах, а их, как известно нынче довольно много. А вот букинистам, практически негде торговать. Спрос на такую книгу есть, что и подтвердила прошедшая ярмарка.

,26 апреля 2016 09:18

В субботу 23 апреля во Всемирный День книги и авторского права московские библиофилы встретились в уютном конференц-зале Библио-Глобуса на Мясницкой. В рамках празднования АД «Литфонд» совместно с Гильдией антикваров-книжников организовал тематический аукцион. Гильдия на сегодняшний день объединяет в своем составе 11 частных лиц и коллективных членов, с 2012 года ГАК является членом Международной лиги антикварных книготорговцев (ILAB). «Деятельность ГАК, - написала в предисловии к каталогу Ольга Тараканова – президент Гильдии, - направлена на сохранение и развитие отечественной культуры посредством всемирного развития антикварной торговли и коллекционирования старой книги».

Для этого тематического аукциона впервые была собрана коллекция библиографических изданий, описаний и каталогов. Это известнейшие уже более века книжные указатели Г.Геннади, И. Каратаева, Д.Ровинского. Незаменимые в работе антикваров-книжников справочники вызвали интерес у собравшихся коллекционеров. Уникальный экземпляр «Подробного словаря русских гравированных портретов» Д. Ровинского (В 4 т. СПб., 1886-1889) из собрания В. Г. Ульянинского с автографом владельца и десятками воспроизведенных вручную автографов лиц, упоминаемых в книге вызвал ажиотаж в зале. Его оценка 120 тыс. р. возросла значительно, за право покупки сражался интернет- и телефонный покупатель, победил телефон на сумме 280 тыс. р. Шеститомный «Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. От начала русской образованности до наших дней» С.Венгерова (СПб.,1894-1906) был продан по верхней планке эстимейта за 145 тыс. р.

Известные книжники прошлого привлекали необычайный интерес их нынешних коллег. Издание знаменитого Н.Смирнова – Сокольского «Моя библиотека. Библиографическое описание» (В 2 т. М.,1969) было оценено всего в 1 тыс. р., а в ходе борьбы нескольких претендентов было приобретено покупателем в зале за 16 тыс. р. Автограф «старого книговеда» П.Шибанова на его книжке «Антикварная книжная торговля в России» (М.,1925) вышел на торг с суммой 10 тыс.р., и был продан за 28 тыс. р. Можно было приобрести библио - редкости и за 300 р., и за 500 р. Но настоящие раритеты и оценивались достойно – труд известного пушкиниста Б.Модзалевского «Библиотека А.С.Пушкина. Библиографическое описание» (СПб.,1910) стартовал с 15 тыс. р. , а был продан за 48 тыс. р. Современная книжная знаменитость « Михаил Сеславинский - библиофил и книговед» (М., 2014) был продан по демократичной цене 2600 р.

Устроители такого первого тематического аукциона остались довольны, хотя многие лоты были сняты. Библиографической редкостью станет со времен и сам каталог этих торгов.

Новый аукционный дом «12-ый стул»

успешно провел свои первые торги. В зале собрались известные библиофилы, дилеры и ценители старой книги. Представленная коллекция была не столь объёмна, как у коллег по рынку – всего 335 лотов, включая небольшой стринг фарфора.

Приключения Фемистокла

Устроители вдумчиво комплектовали ее редкими изданиями, давно не выходившими на рынок. Наполненность зала была обеспечена разнообразием библиофильских тем и взвешенными - демократичными эстимейтами. С первых лотов торги шли успешно, в начальной полусотне снятых лотов почти не было. А вот подъемы стартов сопровождали каждый лот. Первый из них –

  • сочинение Федора Эмина «Приключения Фемистокла…» (СПб., 1763) в переплете эпохи и при хорошей сохранности было предложено за 75 тыс. р., продалось за 90 тыс. р.
  • Исторические записки монаха Василия Григоровича-Барского о своем паломничестве к Святым местам «Предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 году. Им самим написанное.. Ныне же на иждивении его светлости князя Потемкина, для пользы общества изданное в свет…» (СПб., 1778 – первое издание) стартовали с 85 тыс. р., его оспаривали несколько покупателей по телефону и интернету – приобрел его в итоге телефонный покупатель за 320 тыс. р.

Интересный блок русского фольклора нашел в зале оживленный отклик. «Одна из старейших и наиболее народных книг», - по определению известного историка Пыпина , -

  • «Полная сказка о славном и храбром богатыре Бове-королевиче…» (СПб., 1825) была скромно оценена в 34 тыс. р., этот старт вырос до ухода в 60 тыс. р.
  • Еще больший интерес вызвало иллюстрированное «Собрание пословиц и поговорок русского народа» (СПб., 1862); старт 30 тыс. р. оспаривали несколько интернет- и телефонных покупателей сумма росла и росла, молоток ударил на 80 тыс. р.

Полная сказка о славном и храбром богатыре Бове-королевиче

Достойно была представлена тема охоты. Первая на русском языке, иллюстрированная

  • «Книга для охотников до звериной и птичьей ловле…» В.Левшина (В 4-х ч., М., 1813-1814) стартовала с 75 тыс. р., и была приобретена покупателем в зале за 120 тыс. р.

Чередование тем в подборе коллекции обеспечивало ровный интерес присутствующих на торгах, не было «зависания» - всегда удручающих «снято - снято». «Охоту» сменили древности и история.

  • Фундаментальное издание немецкого историка античности Э.Курциуса «История Греции» ( В 3 томах. М., 1870-1890) в очень красивых переплетах и прекрасной сохранности стартовало с 75 тыс. р., молоток стукнул на сумме 190 тыс. р.

Повышает стоимость антикварной книги, как уже давно известно, ее происхождение и бытование.

  • Экслибрис знаменитого просвещенного фабриканта Павла Рябушинского на книге А.Шопенгауэра «Эристика или искусство спорить» (М.,1893) весьма возбудил библиофильское сообщество; очень скромный старт – 3 тыс. р. шагал и шагал, на сумме 55 тыс. р молоток все таки ударил.
  • С той же суммы – 3 тыс. р. стартовал и веселый «Петрушка, уличный театр» (М.,1900), его уход был скромнее - всего 38 тыс. р.
  • Более значительную сумму – 160 тыс. р. при старте 42 тыс. р. - заплатил интернет-покупатель за монографию российского ученого-агронома И.Клингена « Среди патриархов земледелия народов Ближнего и Дальнего Востока…» (В трех ч., СПб., 1898-1899).

Книга для охотников до звериной и птичьей ловле

Маркетинговой шуткой организаторов стала оценка всего в 3 тыс. р. именного экземпляра Л. Бакста «Песни песней» А. Эфроса (СПб., 1909). Он стоил, безусловно, более высокой оценки – ведь это первое выступление в печати известнейшего впоследствии поэта, переводчика и искусствоведа, тем более с его автографом. Покупателю повезло – он заплатил лишь 31 тыс. р.

Внешний вид книги, ее сохранность – еще одна, как известно, существенная составляющая при оценке. Тиснение золотом, геометрические модернистские рамочки, очень хорошая сохранность двух фолиантов «Истории внешней культуры. Одежда, домашняя утварь …» Ф.Гуттенрота (СПБ., 1911) несомненно, привлекли внимание библиоманов, да и старт был нешуточным – 160 тыс. р., он и вырос до приличного ухода в 340 тыс. р.

Востребованная ныне украинская тема на аукционе «12-ый стул» была представлена значимым блоком, но цены были умеренные.

  • Первое издание Н.Костомарова «Сорок лет. (Малороссийская легенда)» (М.,1881) при старте 5,5 тыс. р. была продана за 50 тыс. р. На торгах коллег по рынку украинистика продается значительно дороже.

Традиционная тема первоизданий поэтических сборников была собрана устроителями в интересных и редких книжках. Подобные издания русских стихотворцев первой половины XIX века - Д.Веневитинова, И.Козлова, Каролины Павловой и Елисаветы Кульман оценивались в 20 тыс. р. -50 тыс. р. и продавались по выросшим стартам за 80 тыс. р. – 110 тыс. р.

Двадцатый век был представлен настоящими редкостями. Политическая актуальность всегда повышает цену.

  • Полный четырехтомник «Путь новой Турции» - мемуаров первого президента Кемаля Ататюрка М. (М., 1929) при старте 40 тыс. р. продался за 55 тыс. р.
  • Хитом всех букторгов всегда становится знаменитый журнал «Строительство Москвы» в оформлении титанов авангарда Эль Лисицкого, Г.Клуциса и их коллег. На этих торгах он вышел в большом комплекте 1924-1941 гг. и в неплохой сохранности с оценкой 260 тыс. р.¸ а был продан за 380 тыс. р.
  • Интересными находками устроителей стали региональные и эмигрантские издания: сборник воспоминаний «Кремль за решеткой. (Подпольная Россия)» (Берлин, Скифы¸1922» при старте 12 тыс. р. ушел по заочке за 32 тыс. р.

Петрушка, уличный театр

Организаторы разыскивают на зарубежных аукционах и ввозят в Россию малоизвестные здесь издания, пополняя, таким образом, отечественный букинистический рынок. Этот процесс уже давно наблюдается на «большом» рынке – приходит эта тенденция и на букрынок.

Самой дорогой продажей этого аукциона стали альбомы Татьяны Мавриной. Ее авторский альбом рисунков 1910-1980-е годы , (бумага, акварель), всего 109 рисунков вышел на торг с ценой 140 тыс. р., ажиотаж в зале стоял невероятный, несколько интернет- и телефонных покупателей бились ожесточенно¸ ставки росли и росли – победил телефон на сумме 600 тыс. р. Другой ее альбом «Дни», 1980-е был продан за 400 тыс. р. при старте 130 тыс. р. Букинистика была продана очень хорошо, невысокие старты хорошо росли, уходы были значимые.

Фарфор нынче продается слабо - это знают все устроители аукционов. Здесь было небольшое исключение – редкая декоративная тарелка завода Батениных (1820-1832) ушла по заочке за 100 тыс. р. Фарфоровые фигурки известных скульпторов - фарфористов тоже нашли покупателей. Авторский экземпляр фигурки «С легким паром!» (Дулево, 1981) знаменитой Асты Бржезцкой был куплен по заочке за 250 тыс. р.

Пожелаем успехов новому аукционному дому и каждому его участнику!

Вступление

Собственную устойчивую позицию на рынке продемонстрировал аукционный дом «В Никитском» очередным своим аукционом 14 апреля. В зале собрались известные книжники и дилеры и каждый из них обрел свою тему и свои интересные приобретения.

Костюмы, нравы и обычаи русскихХоровод лотов

Традиционный для нынешних аукционных коллекций XVIII век здесь был представлен известной изобразительной сюитой «Костюмы, нравы и обычаи русских…», (Лейпциг, 1801-1803) . Художник Гейслер в конце XVIII столетия сопровождал знаменитого академика П.Палласа в его экспедициях по России, вернувшись в Германию, он выпустил несколько жанровых альбомов, посвященных сценам русской жизни. Это примечательное издание было продано по старту за 160 тыс. р.

Прижизненные пушкинские «Братья-разбойники» ( второе издание, 1827) за скромные 50 тыс. р. не нашли ценителя. А прижизненный сборник современника Пушкина Федора Глинки (1786-1880) напротив – оспаривали несколько претендентов: при старте 150 тыс.р. он был продан за 240 тыс. р. Второе – 1835 г. прижизненное собрание стихотворений Евгения Баратынского несколько подросло со старта, и ушло за 100 тыс. р. Фаворитом торгов стал Петр Андреевич Вяземский – его «Полное собрание сочинений в 12 т.» (СПб.,1878-1896) оспаривал известный дилер в зале и телефонный покупатель, он то и победил на сумме 480 тыс. р. при старте 320 тыс. р. Несомненно русская классика середины 19-го века является восходящим трендом современного букинистического рынка.

Маркевич Н. Украинская мелодия

Издания Малороссии (Украины)

Финансово емкой стала в последнее время украинистика. Прижизненное издание украинского поэта Николая Маркевича «Украинская мелодия» (М.,1831) с его автографом оспаривалась тремя интересантами и при старте 100 тыс. р. ушло за 240 тыс. р. И, увы, совсем скромный по цене 6 тыс.р. «Кобзарь» Т.Шевченко (СПб.,1908) на украинском языке покупателя не нашел.

Военная тема

была представлена красочным альбомом «Нашествие Наполеона. Отечественная война 1812 года» (СПб., 1911). Ценитель милитарики и приобрел его по старту за 70 тыс. р. Из художественных изданий хорошо продался великолепный подарочный, с роскошными иллюстрациями «Лис Патрикеевич» И.Гете (СПб., 1901) -старт 60 тыс. р. удвоился и за 120 тыс. р. издательский шедевр ушел в хорошие руки.

Введенский Авдей-ротозей

Самыми оживленными стали торги за

детские книжки

1920-1930- годов. Подборка была большой и разнообразной, и вызвала в зале настоящую библиофильскую лихорадку - почти все книжечки были раскуплены, хоты цены были не по-детски серьезные. Три редких книжечки А.Введенского «Авдей-Ротозей» (Л., 1929), «Летняя книжка» (Л.,1929) и «Мед» (Л.,1930) оценены были высоко: первая – 75 тыс., за эту сумму она и ушла; вторая – 66 тыс. р. и продалась она за 100 тыс. р.; третья ушла в те же руки по старту за 80 тыс.р. Книжки С.Маршака тех же лет издания «Мачты и крылья» и «Война с Днепром» были проданы по стартам: 60 тыс. р. и 75 тыс.р.

Неплохо был представлен

Серебряный век.

Редчайший «Неизданный Хлебников» (на правах рукописи, стеклография, 1933) был продан по старту за 75 тыс.р. Большой блок изданий и автографов Александра Грина привлек внимание собирателей. Рукопись стихотворения «Отставший взвод (1910-е) стартовал с 30 тыс. р., а продался за 70 тыс. р. ; рукопись рассказа «Раб» (1901-е) купили по телефону за 40 тыс.; а знаменитые «Алые паруса» (М.-Пг., 1923) приобрели за 85 тыс. р. при старте 20 тыс. р.

Бродский Петербургский роман

Уже активно выходят на торги издания 1960-1970-х годов. И пока поэтические сборники тех лет стоят недорого: 5 тыс.р.- 10 тыс. р. Ажиотаж в зале вызывают обычно топовые фигуры той эпохи. Аукционист сразу объявляет значительно возросший старт относительно скромного эстимейта: оценка повести Э.Рязанова и Э. Брагинского «Берегись автомобиля!» (М.,1964) была скромной - 9 тыс. р.; старт при пяти заочках 46 тыс. р. и молоток – 50 тыс. р. Поэтический сборник А. Тарковского «Земле – земное» (М.,1966) стартовал с той же суммы 46 тыс. р. , а был продан за 110 тыс. р. Самиздатовский "Петербургский роман" Иосифа Бродского (Л., 1966) стартовал со 150 тыс., а был куплен известным дилером за 240 тыс. р. Новое время (Конец прекрасной эпохи) выдвигает новые темы собирательства - сегодня на пике спроса литературные «нонконформисты», поэты, гонимые советской властью.

Устроители остались довольны прошедшими торгами. Если взяться за калькулятор, процент ухода не удивляет огромной цифрой, но заинтересованные книжники с удовольствием следили за торгами. И подъемы стартов были неплохие.

Аукционы в Москве проходят регулярно, но специализированные живописно-графические торги аукционные дома «В Никитском», «Три века» и «Русская эмаль» проводят примерно раз в два месяца. Два раза в году проводит свои аукционы единственный, оставшийся в столице профильный аукционный дом «Совком».

В марте – апреле состоялись аукционы на всех перечисленных аукционных площадках. В кризисную эпоху падения покупательского спроса на московском антикварном рынке дилеры выставляют на торги искусство среднего и нижнего ценовых регистров.

Грабарь Вид на Москва-реку

И поэтому событием стал аукцион «Совкома», где его глава Юрий Тюхтин продавал живопись советского времени по нешуточным – долларовым ценам. И торги эти стали сенсацией.

  • Небольшой по размерам пейзаж «Вид на Москву-реку» (1922) Игоря Грабаря при старте 250 тыс. долл. был продан покупателю в зале за 325 тыс. долл.
  • Абсолютно коллекционные два полотна Петра Кончаловского по сопоставимым ценам, увы, не нашли ценителя.
  • Очень красивый, пронизанный дымкой речной вид Георгия Нисского «Дмитровский шлюз» поднялся со старта 120 тыс.долл. и был продан за 135 тыс. долл.
  • Советско-социалистический групповой портрет стахановцев Осмеркина за 85 тыс. долл. нашел достойное место в собрании Института реалистического искусства.
  • Уравновешенный, академический пейзаж «Старые деревья» С. Лучишкина приобрели по старту за 40 тыс. долл. Мажорные, светлые пейзажи и яркие, хорошо прописанные цветочные натюрморты - топ-сюжеты нынешней аукционной торговли.

Венецианов Мальчик с веточкой

Высокая затратность аукционов обуславливает большие объемы коллекций и разнообразие материала. На торги «В Никитском» выставлялось невероятное видовое многообразие: гравюра и лубок XYIII-XIX веков, живопись советского времени, графика авторская и тиражная, иллюстрация, фотография XIX-XXвеков, плакат и предметы ДПИ.

  • Большой блок офортов – портретов императоров и персонажей русской аристократии был раскуплен по скромным ценам – 7 тыс. р. – 20 тыс. р.
  • Дорогой продажей стал уникальный лист - литография по оригиналу Венецианова «Мальчик с веточкой», проданный за 60 тыс. р.
  • А дорогой живописью на этом аукционе стал пейзаж «Русский Север» малоизвестного Александра Борисова (1886-1934), его оспаривали два покупателя, старт 130 тыс. р. поднялся до ухода 200 тыс. р.

Борьба развернулась за красивые¸ типично русские пейзажи также мало известного художника Василия Соколова (1891-1956);

  • его просторный «Пейзаж с рекой» со старта 7 тыс. р. вырос до продажи за 60 тыс. р.

Дорогие, коллекционные вещи, увы, ценителей не находят – топ-лот этого аукциона

  • эскиз А.Дейнеки «Хоккеисты», оцененный в 2 млн. р. , был снят с торгов.
  • Корпус иллюстраций - 22 оригинала Г.А.В. Трауготов к «Стойкому оловянному солдатику» продался за 110 тыс. р.
  • Тиражные листы классиков советской графики: Г. Верейского, П. Митурича, К.Рудакова и их именитых коллег продавались совсем недорого – 5 ты с.р.-10 тыс. р.

Растет популярность основанного года три назад аукционного дома «Три века» - на его торги приходят уже известные собиратели и дилеры. Освоив нынешнюю конъюнктуру рынка, устроители собирают уравновешенные по качеству и цене коллекции. На апрельские торги выставлялись и иконы. Они довольно успешно были проданы:

  • «Св. Николай Чудотворец» (М.Иудин,С.-Петербург,1881) нашел покупателя за 1,150 тыс. р.;
  • три иконы различных школ были проданы по 850 тыс. р. каждая.

Клодт Ночная гавань

Живопись тоже продавалась неплохо.

  • Элегический пейзаж «Ночная гавань» Николая Клодта вызвала интерес и продалась с повышением старта за 340 тыс. р.
  • Забавная игра развернулась вокруг традиционного пейзажа М.Гермашева «Деревенский дворик». Скромная молодая дама оспаривала право покупки с телефонным соперником, поднимая старт 72 тыс. р. на каждом шагу всего на 5 тыс. р. Но ей не удалось победить телефон, и картина ушла именно ему за 200,5 тыс. р.
  • Упорно оспаривалась яркая картина П. Радимова «Девушка в платке» - старт 84 тыс. р. вырос до ухода в 220 тыс. р.
  • Графический «Портрет П.Радимова», выполненный Ф.Малявиным в 1922 году, также вызвал интерес, два телефонных покупателя за него боролись, старт 67 тыс. р., поднимался и поднимался, уход составил 210 тыс. р.
  • Борьба между телефонным покупателем и его соперником в интернете за пейзаж «Домик на берегу» В.Экгорста закончилась на сумме 320 тыс. р. в пользу интернета.
  • За ту же сумму был продан прозрачный пейзаж «Февраль» Юрия Кугача.
  • Этюдная работа Аркадия Пластова «Мальчик в поле» была продана за 96 тыс. р.

Графика, естественно, продавалась дешевле:

  • серия из 8 иллюстраций Льва Бруни ушла в интернет за стартовые 48 тыс. р.

Традиционно пользуется спросом иудаика –

  • пять автолитографий А.Каплана продались за 85 тыс. р.
  • Два листа В.Лебедева из серии «Охота» продались по 24 тыс. р.
  • Тщательно подобранная графика 1920-х - 1950-х годов известных мастеров нашла своих ценителей, листы продавались недорого – 5 тыс. р.- 12 тыс.р.

Нынешняя ситуация на отечественном рынке уникальна – можно приобрести качественную живопись и графику по вполне доступным ценам. Антиквары освоились с ситуацией кризиса, и уверенно работают в реальных условиях.

Антикварный салон 2016

Успешно завершился Юбилейный XY Антикварный салон 2016 в ЦДХ. Он продемонстрировал большие возможности отечественного рынка – показал «антикварные запасы». Особенно велики они в национальной живописи – наследии XX века. В России сохранилась русская живописная школа в огромном разнообразии стилевых направлений: московская, ленинградская и владимирская традиции, а также другие региональные направления.

Уникален русский авангард, реализовавшийся в живописи и графике, фарфоре и книге. Коллекционирование русского авангарда стало уже элитарным направлением в мировом коллекционировании.

Форум коллекционеров России

В рамках прошедшего XY антик-салона состоялось организационное собрание Форума коллекционеров России – новой организации, призванной объединить низовой пласт собирательства: нумизматы, фалеристы, книжники, филокартисты и огромное число их коллег в различных направлениях антиквариата. Организационное собрание под председательством Василия Бычкова и Арсена Мелитоняна обсудило насущные проблемы собирательства.

  1. Актуальность проблемы сохранения культурного наследия как формы социального здоровья нации.
  2. Формирование общественных и частных коллекций как одной из основ деятельности по сохранению историко-культурного наследия страны.
  3. Вопросы взаимодействия государственных, общественных и частных программ и инициатив в вопросах сохранения историко-культурного наследия через механизм коллекционирования.
  4. Коллекционирование как один из механизмов развития художественного рынка, экономики гуманитарной сферы, формирование культурных кластеров, создание рабочих мест.
  5. Патриотическое, воспитательное, просветительское, познавательное значение коллекционирования.
  6. Вопросы правовой поддержки частного коллекционирования, а также осуществления прав граждан в вопросах оборота культурных ценностей.
  7. Создание режима благоприятствования для коллекционеров, осуществляющих популяризаторскую, научную, просветительскую и иную общественно-полезную деятельность и способствующих сохранению и возвращению обществу культурных ценностей.

Планируется проведение в Москве Первого Форума коллекционеров России 21-25 сентября 2016 г. в ЦДХ. В рамках Форума предполагается выставка-ярмарка «Форум коллекционеров России. Старая бумага и другие предметы коллекционирования».

На организационном собрании присутствовала Надежда Назаревская.

Очередной антикварный салон

В марте 2016 года в ЦДХ открылся юбилейный XL Российский антикварный салон. На его открытии компания «ЭкспоПарк. Выставочные проекты» – бессменный организатор Антик-салонов в ЦДХ вручила памятные медали участникам Первого салона в ЦДХ.

Поддержку в организации салона осуществляло Министерство культуры – его департамент Росохранкультура, которая затем многие годы курировала Антик-салоны в ЦДХ.

Первый антикварный салон

Как многолетнему наблюдателю антикварного рынка в России, мне вспомнился тот Первый – знаменательный для отечественной антик-истории - салон в ЦДХ. Он проходил с 6 по 12 ноября 1996 года, публика клубилась в очереди перед входом – обыватели пришли тогда посмотреть на «живых» антикваров и на невиданную «красоту»¸которую можно было свободно купить.

На небольшой площадке второго этажа разместились витрины, стенды и столы, изобильно заполненные старыми предметами. Всего было 18 участников. Располагались они свободно – без выгороженных галерейных пространств.

Посетители «перетекали» от одной галереи к другой. Стоял невероятный гул – люди возбужденно обсуждали увиденное. В памяти всплыла картинка – упитанный дядя в малиновом пиджаке с золотой цепью на шее тащил впереди себя довольно большой окованный сундучок, лицо его сияло от удовольствия. Малиновый пиджак и «златая цепь на дубе том» были тогда признаком жизненного успеха.

Участники салона были тоже возбуждены, переговаривались, обсуждали свои удачные продажи. А продавалось тогда почти все, такова была реальность. Наиболее профессионально и подготовлено выступали тогда петербуржцы – оно и понятно. Санкт-Петербург - Петроград – Ленинград и вновь Санкт-Петербург всегда был и остается антикварной столицей России, да и культура в целом сохранилась в этом городе значительно лучше, чем в белокаменной.

Петербуржцы выступали единым фронтом – они годом раньше – в 1995 году создали Ассоциацию антикваров Санкт-Петербурга, которая декларировала: «Основная задача - возрождение утраченных традиций антикварной торговли в бывшей столице Российской империи. Эксперты Ассоциации помогут создать вам интерьеры в любом художественном стиле».

Президентом был Лев Львович Успенский, а в правление входили очень известные антиквары и в том числе легенда нашего рынка Евгений Евгеньевич Малышев (1955-2004). Питерцы держали себя с достоинством. И публика охотно посещала стенд магазина «Антик-Центр», располагавшийся на Наличной,21 - адрес хорошо известный среди любителей старины с давних пор, магазин существовал с 1956 года.

А московские антиквары и очень популярный тогда аукционный дом «Альфа-Арт» и магазин во главе с легендарным Алексеем Гариным зазывали посетителей: «Обращайтесь к нам, и Вы не пожалеете!». Магазин этот находился здесь же в ЦДХ – на первом этаже, ювелирка и фарфор были там отменные.

А сам Гарин¸ как известно – известнейший коллекционер агитфарфора. Впервые публично заявили о себе и нынешние киты антик-рынка Константин Журомский и Андрей Руденцов. Они представляли тогда салон «Старинный интерьер».

Корифей российского рынка «Шон», а ныне галерея Евразия открывала неофитам красоту Востока. Партнером Шон выступал тогда «Интеллект-банк», корпоративная коллекция восточных вещей составляла более 1000 предметов музейного уровня.

Самостоятельным участником Первого салона представлял себя Российский союз антикваров, который возглавлял Александр Буркин - директор объединения «Купина». Специализацией ее были иконы, церковная утварь и ювелирные изделия. Его магазины, реставрационный центр иконы располагались на Старом Арбате.

«Купина» проводила и свои аукционы, их комплектовал и подготавливал Александр Киселев – ныне глава галереи «Даев 33» Подводя итоги, организаторы писали:

«Первый салон доказал не только коммерческую целеесообразность, но и ощутимую культурологическую значимость. Важнейшие субъекты рынка представили более 1500 произведений старого искусства, а за неделю салон посетило более 35 000 человек».

Чашка Людмилы Гурченко

В Москве состоялся аукцион, который, несомненно, вошел в антик-историю.

Аукционный дом «Литфонд» 19 марта провел впервые у нас торги мемориями – была сформирована коллекция предметов, книг и автографов великой Людмилы Гурченко. Аукцион был организован в поддержку создаваемого Музея-Мастерской актрисы. Эпиграфом аукциона стали слова Людмилы Марковны: "Жизнь моя, кинематограф".

В зале Чацкий ресторана Метрополь собрались актеры и поклонники таланта всенародно любимой актрисы. Почитателям предлагалась ее любимая чашка, неповторимые роскошные туалеты от модных домов Шанель, Кензо, Кавалли, Агата, Соня Рикель, в которых она снималась.

  • Платье черное вечернее – модельер Валентин Юдашкин было продано за 350 тыс. р.;
  • шуба бежевого тона приобрел покупатель в зале за 300 тыс. р.

Сценарий Любовь и голуби с правками Людмилы Гурченко

Но основные продажи были библиофильского толка, поскольку в зале собралась в основном именно такая публика.

  • Разгорелась борьба за книжку Бориса Немцова «Провинциал в Москве» с дарственной надписью автора актрисе. При старте 35 тыс. р. она продалась за 55 тыс. р.
  • Но наибольший интерес вызвал режиссерский сценарий фильма «Любовь и голуби» с многочисленными правками актрисы. Старт 60 тыс. р. вырос более, чем в два раза и мемориальный раритет был продан за 130 тыс. р.
  • Портрет Гурченко работы Никаса Сафронова был продан по старту за 120 тыс. р.
  • Жанровое фото Гурченко и М.Лиепы из бенефисного телеспектакля было продано за 26 тыс. р.,
  • большой объем разнообразных фотографий был продан в диапазоне от 5 до 18 тыс. р.

Матильда Кшесинская

Логическим продолжением первой сессии этого аукциона стали тематические торги «История искусства, театр, кино и музыка». Коллекция была собрана уникальная: фотографии писателей, актеров, музыкантов, художников с дарственными надписями, редчайшие иллюстрированные издания, письма знаменитостей. На торги пришли известные собиратели и дилеры - борьба за лоты шла отчаянная.

  • Портрет Ивана Тургенева с дарственной надписью Сергею Танееву ушел за 340 тыс. р.
  • Кабинетный фотопортрет Матильды Кшесинской со старта 45 тыс. р. поднялся до ухода в 100 ты с. р.
  • Юная Лиля Брик в балетной пачке, запечатленная малоизвестным фотографом Ауксманом, заинтересовала собирателей, и старт 70 тыс. р. вырос до ухода в 180 тыс. р.
  • Авторский отпечаток знаменитого М. Напельбаума портрета композитора Николая Метнера скромно стартовал с 35 тыс.р., и ушел за 110 тыс. р.
  • Коллекционеры столкнулись в борьбе за большую, густонаселенную групповую фотографию художников-передвижников. Ее старт был немаленький – 90 тыс. р. , а уход со ставил 400 тыс. р.

Юлия Брик

Скромненькие, тоненькие брошюры о кино и театре, изданные в « Academia» в 1920-е были и скромно оценены 1 тыс.р – 1,5 тыс. р. Но редкий гость на нынешних аукционах, известный московский антиквар и букинист проявил к ним неожиданный интерес. И поскольку интерес к этим книжечкам проявлял и интернет-покупатель, то они и сошлись в ценовой борьбе. Этот наш известный букинист готов бы платить весьма большие суммы за очень скромные книжечки:

  • «Письма о танце» Ж Новерра при старте 1 тыс. р. продались за 6 тыс. р.;
  • «Философия фильма» Гармса – за 24 тыс. при старте 2 тыс. р.;
  • сборник статей «Любовь к трем апельсинам» – за 63 тыс. р. при старте 2 тыс. р.

Ожидаемый интерес вызвало рукописное письмо Всеволода Мейерхольда театральному режиссеру Владимиру Канцелю, датированное 15.YII.1935, тема письма весьма подогрела коллекционеров – речь в большом четырехстраничном письме шла о возмутительном поведении актера Игоря Ильинского.

  • Старт был достойный – 200 тыс. р. , он шагнул 10 раз и был куплен питерским букинистом за 720 тыс. р.
  • Но легендой этих торгов стала¸ безусловно, борьба за художественную рукопись Алексея Ремизова его сказки «Тулумбас» - 7 листов рукописного текста¸20 листов иллюстрация, 20 листов машинописи, датированные 1936 годом оценены было достойно – 3,5 млн. р. Борьба разгорелась между известным дилером и телефонным покупателем, которого представлял Сергей Бурмистров – старт шагал со скрипом, но рос и рос, зал с замиранием следил за переговорами, торг шел долго и победил известный дилер на сумме 9,5 млн. р.

Давно такие цифры не звучали на аукционах. Эпистолярные редкости и их известные авторы держали зал в напряжении:

  • письмо Веры Мухиной , 1940-е стартовала с 8 тыс. р. и продано было за 32 тыс. р.
  • Рукописные стихи нынешнего кумира и арт-фаворита Зверева было продано по старту за 120 тыс. р.
  • Лот из трех предметов – две фотографии Майкла Джексона с коллективом известного в свое время антикварного магазина «Раритет» на Арбате и визитка магазина с автографом знаменитости был продан за 19 тыс. р.

Отменная коллекция редкостей двух веков – XIX - XX держала зал в напряжении, интернет-участники замедляли торги, и закончились они уже в 23 часа. Утомленная, но довольная публика медленно покидала зал.

Аукционные дома Москвы и их специализация

Каждый аукционный дом в Москве нашел свою нишу и определил направление своей деятельности. Рынок нынче предлагает невероятное разнообразие тем и направлений, уже активно торгуются книги 1960-1970-х годов, фотографии этих авторов и их автографы, а благо материал тиражный, букинисты, перемещаясь от аукциона к аукциону, охотно покупают интересующие их книжечки.

Сергей Бурмистров в «Литфонде» словно волшебник выводит на рынок редчайшие издания и формирует интереснейшие тематические коллекции.

«Империи» удается находить библиофильские целостные собрания и успешно реализовывать их.

Шевченко Словарь Южно-Русский 1862 г.

Аукцион «В Никитском» устойчиво работает с большими объемами букинистики – на торгах 17 марта была предложена уравновешенная по темам и объемная – 513 лотов - коллекция. Торги начались бодро, первые же лоты успешно продавались, многие и с небольшими повышениями начальных цен.

Модная ныне украинистика была представлена хорошими изданиями:

  • «Букварь южнорусский. Составитель Т.Шевченко» (Киев, 1862) стартовал с 1,6 млн. р. и ушел за 1,9 млн.р. ;
  • его же «Гайдамаки» при старте 500 тыс.р. были проданы за 900 тыс. р.
  • Скромная продажа за 19 тыс. р. при старте всего 8 тыс. р. религиозной книжки «Православное исповедание … «Киев, Типография Киево-Печерской Лавры, 1833) дополнила эту тему.

Шевченко Гайдамаки

Беспроигрышны для торгов иллюстрированные издания.

  • «Альбом русских народных сказок» (СПб., 1875) сразу вызвал интерес телефонного покупателя и его соперника в зале - неплохой старт 60 тыс. р. шагал и шагал, и на сумме 260 тыс.р. ударил молоток.

Традиционна тема прижизненных изданий, особенно книг и авторов трудной судьбы.

  • Поэтическая книжка «Версты» (М.,1922) Марины Цветаевой вышла в зал с суммой 8 тыс. р., а продалась за 32 тыс.р.
  • Сборник Анны Ахматовой «Стихи 1909 – 1945» (М.-Л.,1946) - последний перед печальным постановлением 1946 г. о ленинградских писателях, и последовавший затем запрет на многие годы печатания ее книг - всегда желанный раритет для библиофилов; он стартовал с хорошей оценки 200 тыс. р., а уход составил 900 тыс. р.

Ропшин Конь бледный

Для многих собирателей привлекательна тема эмигрантских изданий, нынче их активно ввозят из Европы.

  • Известное французское издание В.Ропшина «Конь бледный» (Ницца,1913) выросло со старта 50 тыс.р. до ухода в 145 тыс. р. благодаря автографу автора на титульном листе;
  • торги за берлинскую книжку А.Кусикова «Птица безымянная» (1922) невероятно оживили зал – карточки и телефоны соревновались между собой – старт 15 тыс. р. вырос более, чем в 10 раз и уход составил аж 180 тыс.р.

Советская классика 1920-х годов издания – очень «вкусная» тема, она еще далеко не вся вышла «в свет».

  • Знаменитая «Дьяволиада» Михаила Булгакова (1925) стартовала с 20 тыс. р., и продалась за 90 тыс. р.
  • Первая публикация «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова в журнале «30 дней» в 1928 году оценивалась в 100 тыс.р. , и была продана за 180 тыс. р.
  • Поразительным оказался рост высокого старта 150 тыс. р. отдельного издания тех же «Двенадцати стульев» (1928) до ухода в 550 тыс. р.

Фотография становится доходным букинистическим материалом.

  • Скромненькая – 5 тыс. р. оценка фотопортрета Льва Толстого (до 1914 г.) выросла до 26 тыс. продажи.
  • А фотография Владимира Маяковского (1930) оценивалась и того скромнее – 3 тыс.р., но привлекла внимание ценителей этой темы, а потому ушла за весьма высокую сумму – 70 тыс. р.

Торги «В Никитском» еще раз подтвердили нынешнюю устойчивость этого сегмента отечественного антикварного рынка.