"Русская старина" и цензура

Журнал "Русская старина"

Характер журнала

«Русская старина» была благонамеренным либеральным журна­лом. Немалую часть ее занимали воспоми­нания престарелых генералов, опальных и полуопальных сановников да переписка царствующих особ. Цензура относилась к таким вещам мягко, и к купюрам прибегала сравнительно редко. Но в журнале печаталось немало подлинно ценного историко-литературного и исторического материала, публикация которого не раз вызывала гнев цензу­ры.

"Список Шильдера"

В Государственной публичной библиотеке Санкт-Петрбурга в собрании историка Н. К. Шильдера находятся два объ­емистых переплетенных тома цензурных вырезок за период 1870—1886 гг. Многое из запрещенного в эти годы уже увидело свет, часто на страницах той же «Русской старины», но оба тома пред­ставляют интерес и в настоящее время.

Немалую часть сборника занимает мате­риал, связанный с восстанием декабри­стов: здесь находим ряд ефремовских пуб­ликаций стихотворений Рылеева, значи­тельные части воспоминаний М. А. Фонви­зина, материалы о беспорядках в Семе­новском полку, статья Д. Л. Мордовцева о казни декабристов и т. д.

Второе место занимали материалы по кресть­янской реформе 1861 года. Известные за­писки сенатора Я. А. Соловьева, оказы­вается, увидели свет лишь после прохож­дения кроме обычной еще одной цензуры - министерства императорского двора. Были исключены, например, следующие строки: "сильное настояние государя и вследствие этого поспешность решения не дали пред­седателю и членам секретного комитета опомниться и придумать способы противо­действия тому делу, которому они не со­чувствовали".

Не была напечатана и ценная, рядом фактов анонимная записка о подавлении восстания в с. Бездна. Ряд купюр, часто весьма существенных, сделан в заметках Н.Берга о Муравь­еве-Вешателе в 1863 году. Запрещению или урезкам подвергался ряд стихотворений Некрасова ("Не говори, забыл он осторожность..."), Алексея Тол­стого ("Русская история"), Тютчева (Су­ворову), Вяземского (Суворову же), В. Л. Пушкина ("Опасный. сосед"). Даже в якушкинском описании рукописей Пуш­кина (тетр. № 2369, лл. 23—24) были исключены отрывки из послания к Вигелю, очевидно, признанные фривольными. Вовсе не увидела света остроумная са­тира «Сан-Стефаниада» на заключение ми­ра после русско-турецкой войны 1877 г.

В эпиграмме - П. А. Каратыгина (на по­становку "Короля Лира") цензура выпу­стила две заключительных строки:

Что и дурак быть может королём
И короли быть могут дураками.

Поделиться: