Памяти Д.А.Ровинского

фавиконка chukokkala.ru ,19 ноября 2016

Д. А. Ровинский в последний год своей жизни. Силуэт Е. Бем.

16 августа 1924 года исполнилось сто лет со дня рождения Дмитрия Александровича Ровинского, имя которого пользуется громкой известностью не только у нас, но и за границей. Д. А. Ровинский, совершенно не имевший предшественников в своих исследованиях, является основателем и первым строителем правильной и строго научной разработки истории русской гравюры и русского иконописания. Основное достоинство его обширных трудов заключается в добывании чистого, сырого, так сказать, материкового факта, с устранением всяких преждевременных обобщений и выводов.

Обладая огромной любовью к искусству, обширными знаниями, большой энергией, настойчивостью и совершенно исключительной трудоспособностью, Д. А. Ровинский всю свою многолетнюю жизнь посвятил на служение искусству, строго идя по раз намеченному пути, никогда не уклоняясь в сторону и не останавливаясь ни перед какими трудностями и препятствиями. Некоторые из своих исследований, как, например „Подробный Словарь русских гравированных портретов" и „Подробный Словарь русских граверов", Д. А. Ровинский, добыв новые материалы, перерабатывал заново и вновь переиздавал, стремясь к возможно большей полноте.

Д. А. Ровинский вместе с этим является у нас самым крупным и высоко-культурным собирателем гравюр, поставившим конечной целью собирательства передачу на общественную пользу всех своих многоценных коллекций, на разумное и систематическое собирание которых он посвятил 50 лет упорного труда и затратил весьма значительные суммы денег. Так, одно только собрание офортов Рембрандта, пожертвованное им Эрмитажу, ему самому обошлось в 500 тысяч рублей.

Первым капитальным трудом Д. А. Ровинского явилась „История русских школ иконописания до конца XVII века", в которой автор дал исторический ход иконописания в России, описание технических приемов, быта и работ иконописцев и Словарь их в 600 имен, приложив альбом в 57 рисунков. Труд этот, по мнению специалистов, не утратил своего научного значения и до настоящего времени и должен составлять настольную книгу для каждого занимающегося русским иконописанием.

В первый раз исследование это появилось в 1856 г. не только цензурой на половину сокращенное, но даже в некоторых местах совершенно искаженное. Цензура не разрешила также печатание альбома рисунков. Это варварское отношение цензуры отбило у Д. А. Ровинского всякую охоту к дальнейшим изысканиям в этой области, и он все свои силы посвятил исключительно истории гравюры. В своем монументальном пятитомном исследовании—„Русские Народные Картинки", на собирание и изучение которых им было затрачено 20 лет упорного труда, Д. А. Ровинский проявил такое совершенно исключительное знание быта русского народа, его понятий вкусов и верований, которое мы положительно не встречаем ни у одного из исследователей в этой области.

В примечаниях к описанию 8.000 картинок даны подробные самостоятельные исследования, обширные извлечения из памятников народной литературы, бытовые и этнографические очерки, построенные на солидных источниках и на личных наблюдениях и опыте, которые, в общем, дают грандиозную картину внутренней, бытовой русской жизни во всех отношениях, более чем за два столетия. Д. А. Ровинский сохранил раз и навсегда для потомства эти памятники народного творчества за самую интересную эпоху, описав картинки, выходившие до 1839 года, т. е. до введения на них правительственной цензуры. Но заслуга Д. А. Ровинского заключается не только в описании са­мих картинок, но и в разъяснении и, можно сказать, в „открытии" самых интересных из них с политическим содержанием, ни откуда не заимствованных, самобытных, чисто национальных, созданных творче­ством самого русского народа.

С другой стороны, Д. А. Ровинский точно разъяснил и разрешил вопрос о копировании и заимствовании тех картинок, которые были заимствованы из иностранных образцов. Особенную ценность этому замечательному труду, являющемуся бес­спорно одной из лучших русских книг, придает издание огромного атласа, в котором, по выражению автора, "скопировано все, что могло представить интерес для русского человека, в каком бы то ни было отношении". Атлас в 1780 картинок был издан с исключительной тщательностью: бумага в подражание старинной, была специально изготовлена в Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг, копирование картинок производилось литографским способом, фото­литографией и фотогравюрой. Печатание атласа обошлось Д. А. Ровинскому в 9.600 руб. А. Ф. Кони в своих воспоминаниях о Д. А. Ровинском говорит: „Вглядываясь и вчитываясь в „Русские Народные картинки", точно исследуешь какую-нибудь богатую руду, которая раскидывается все дальше и дальше в глубь и в ширь, обнаруживая в Ровинском громадное богатство,—богатство всевоз­можного знания, опыта и постоянной, стойкой и нежной любви к ро­дине и своему народу".

Как бы продолжением этого капитального труда являются 12 выпусков „Материалов для истории русской иконографии", в состав которых вошли: портреты, виды, исторические и бытовые листы, работы гра­веров серебренников и даже снимки с картин масляными красками, всего 527 изображений, исполненных по способу Скамони: альбертотипией, фотогиалотипией и фотолитографией. В этом издании воспро­изведено не мало таких листов, которые известны в одном экземпляре и можно с уверенностью сказать, что не будь Д. А, Ровинского,—они конечно, долго бы оставались тайной, а некоторые, быть может, на­всегда исчезли бесследно.

Другим монументальным трудом Д. А. Ровинского является „Подроб­ный Словарь русских гравированных портретов", с приложением 700 фо­тотипий, 3086 стр. текста, на которых описано 10.000 портретов, 2.000 лиц, с меткими их характеристиками в сжатой форме, чрезвы­чайно живые и искренние, а относительно некоторых лиц—даже целые биографические очерки. Огромный интерес представляет IV том, в кото­ром дана масса исторического и бытового материала в отдельных очер­ках: о портретной живописи и портретном гравировании, о портретах наших дипломатов, фаворитах, людей военного чина, русских женщин,ученых и художников, сатирических картинках, и, наконец, масса прак­тических сведений о ценности оттисков, редкости листов, их хранении и проч.

В этом труде Д. А. Ровинский, также первый у нас, дал опи­сания иллюстрированных изданий, приведя в приложении хронологиче­ский перечень книг с портретами и портретов, изданных сюитами. Не менее ценным представляется и «Подробный Словарь русских гра­веров XVI—XIX вв.", с 720 фототипиями и 210 цинкографиями, в ко­тором дан исторический обзор гравирования в России и приведена. масса подлинных документов, касающихся граверов и гравирования.

Самый "Словарь" заключает в себе 1220 имен граверов с подробным перечислением их работ. Д. А. Ровинскому принадлежит честь издания монографий об отдельных граверах с превосходными атласами их ра­бот: Берсеневе, Чемесове, Уткине и художнике Перове. Помимо русского искусства, Д. А. Ровинский интересовался и ино­странным и много лет жизни посвятил изучению и коллекционированию офортов Рембрандта, лично участвуя во всех крупнейших аукционах Европы и ведя деятельную переписку со своими западными антиквар­ными торговцами.

В результате многолетнего и умелого собирательства Д. А. Ровинский явился обладателем богатейшей коллекции свыше 600 листов. У Д. А. Ровинского явилась блестящая идея воспользо­ваться, доведенными теперь до совершенства, автоматическими спосо­бами воспроизведения эстампов для издания в фототипиях, без всякой ретуши, полного собрания офортов Рембрандта.

Для осуществления этого грандиозного предприятия Д. А. Ровинский объездил всю Европу, за­казывая везде фотографические копии с тех оттисков, которых у него не было, и в 1890 г. издал "Полное собрание гравюр Рембрандта со всеми разницами в отпечатках, 1000 фототипий без ретуши", аннули­ровав этим трудом все выходившие, начиная с 1751 г.; каталоги офортов Рембрандта.

Издание это имело огромный успех, и большая часть его ушла в заграницу, а в 1923 г. в Вене этот труд был переиз­дан. В 1893 г.

Д. А. Ровинский издал ,,Полное собрание гравюр учени­ков Рембрандта и мастеров, работавших в его манере", с 2 томами атласа, состоящего из 478 фототипий без ретуши. Последние годы жизни Д. А. Ровинский посвятил изучению офортов Ван-Остаде. Смерть застала его за этой работой, и издание это появи­лось в 1912 году -„Полное собрание гравюр Адриана Ван Остаде. 221 фо­тотипия без ретуши".

Равным образом, после смерти Д. А. Ровинского появился в 1914 году его труд, служащий дополнением к первому ката­логу офортов Рембрандта,—94 фототипии без ретуши. Как собиратель гравюр, Д. А. Ровинский не ограничивался только приобретением старых и новых гравюр, но розыскивал старые доски и делал отпечатки с тех гравюр, которые давно исчезли. Таковы его издания: „Виды Соловецкого монастыря", „Виды Привислинских губерний, гравированные Фреем в 1807 г.", огромный вид Москвы, гравированный Пикаром в 1715 году, азбука Теребенева 1812 г.

Верный себе до конца, Д. А. Ровинский завещал все свои богатейшие собрания обществен­ным хранилищам. Так, Эрмитаж получил свыше 600 офортов Рем­брандта, Румянцовский музей свыше 32.000 листов русской школы. Пу­бличная Библиотека—50.000 гравированных портретов иностранных мастеров, Академия Художеств—собрание гравированных досок иностранных гра­вюр и книги, относящиеся к истории гравюры.

Свою научную библи­отеку Ровинский завещал училищу Правоведения. Особые капиталы были завещаны им на устройство народных школ и на выдачу премий за лучшее иллюстрированное научное сочинение для народа, Так богато одарил свою родину этот замечательный человек, лично себе во всем отказывавший, весь труд и вся деятельность которого были направлены на развитие в народе исторического самосознания и на служение искусству увековечением великих его мастеров.

Д. А. Ровинский издал более сорока томов своих трудов, за которые он был удостоен Уваровских премий и был избран в почетные члены Академии Наук и Академии Художеств, и то что он совершил один благодаря своей исключительной любви к изучению древне-русских икон, народных картинок и гравюр в течение десятков лет, не сделают никакие многолюдные ученые съезды археологов, художников и любителей искусств.

Значение монументальных трудов Д. А. Ровинского огромно: он первый исследовал во всей полноте русское народное творчество, дав не только его историю, но и историю русской народной жизни. Его ценнейшие исследования по истории русской гравюры раз и на­всегда легли прочным фундаментом для всех дальнейших работ в этой области, и ни один позднейший исследователь не может обойтись без них, и никакие указания на русские гравюры невозможны без ссылок на его „Словари". Все вместе представляет такой огромный и ценней­ший вклад в науку, который дает славному имени Д. А. Ровинского одно из первых мест в ряду русских ученых, посвятивших себя исто­рии искусств, и имя это, составляющее нашу гордость, должно быть дорого всем любящим и интересующимся искусством.

В.Адарюков

Поделиться: