Добро пожаловать, Гость! (Вход | Регистрация)

Валюта: Р $

Корзина: пусто

ОБЩАЯ СУММА (с учетом скидки)пусто

Перейти в корзину

Туркин В. Кино-актер

Артикул: t-039178
5 000 Р
Вид искусства Кино
Автор
Издательство Теа-Кино-Печать
Место издания Москва
Год издания 1929
Переплет издательские обложки
Формат уменьшенный
Кол-во страниц 176
Состояние очень хорошее (5-)
Количество:

Категории: Искусство

Поделиться:
  • Обзор
  • Написать отзыв

Обзор

Предисловие, могущее служить также послесловием

Кино-мастер, если он художник, если он артист, должен мыслить не схемами происшествий, а событиями, облеченными в кинематографическую плоть, - образами людей, вещами, обстановкой, игрой темпов, создающей ритм и динамику действия, игрой приемов, создающей и отдельные образы, и форму целого. Это требование предъявляется в равной степени к режиссеру и к автору-сценаристу. И режиссер и сценарист должны знать киноактера: уметь его предвидеть, затем видеть, затем любить его, как материал, и уважать, как художника; уметь работать с ним и для него; уметь ставить для него актерские задачи, знать возможные их решения, и из возможного - уметь оценить и выбрать лучшее.

Работать с актером и не считаться с его возможностями, не привлекать к решению поставленных задач - это метод режиссерской халтуры или неуменье работать с актером, или недоверие к его способностям, но во всех случаях - такое отношение к работнику, которое ставит под сомнение или профессиональную пригодность работника, или организационные формы работы, или профессионально-этические основы производственного быта. Вопрос о кино-актере в производстве - это не только вопрос соотношения сил, но прежде всего вопрос профессионально-этический.

В Америке кино-актеры делятся на классы. И аристократическая "кино-звезда" считает для себя зазорным замечать парию - актера эпизодического или статиста - и разговаривать с ним. "Искусство" от этого не стардает, но это был бы, при желании, вполне достаточный повод для бойкота картин с такими "кино-звездами". Бойкотировали же сами американцы картины Фатти, когда его моральный облик, после скандального процесса, им не понравился.

Роль режиссера в производстве в настоящее время (время "кино единой воли", "режиссерского кино") очень велика. Значение же актера принижено. Эти производственные отношения отражаются часто неблагоприятным образом на моральном облике "людей единой воли" и "людей подневольных" и на их поведении по отношению друг к другу. Всегда существует опасность вырождения этих отношений в отношения прямой зависимости - власти и подчинения, всевластного хозяйского приказчика и бессловесного "человеческого материала", скотинки для киносъемки. В такое положение попадает массовый актер кино при капиталистических отношениях в кино-производстве.

Очевидно, у нас вопрос должен решаться иначе. Итак - уважение к актеру, как к человеку и профессионалу. Но актер заслуживает и большего: уважения к себе, как к мастеру и художнику. "Кино единой воли" - прекрасная вещь. Но нельзя думать, что эта "единая воля" есть "воля одного человека" и "фантазия одного человека". Это - "единая воля" всех участников съемки, и подчинение режиссеру во время съемки - не что иное, как разумная "единая воля" всех участников съемки ему подчиняться в интересах общего дела. Это - разумная дисциплина и сознательное подчинение себя авторитету.

Напомним, что в культурных условиях, при наличии достаточно культурного уровня всех участников совместной работы, даже в капиталистических условиях "театра единой воли", "режиссерский театр" был театром коллективной воли, разумной дисциплины и добровольного приятия авторитета.

Пример - наш Художественный театр. Подменяя "коллективную единую волю" своей "единоличной волей", кино-режиссер, конечно, обкрадывает картину, возможности свои и возможности актерские. Он не может фантазировать за всех и все выдумывать. Прямая его выгода как режиссера - использовать мастерство и таланты всех участников съемки, каждого в той области, в которой он мастер. Мы часто ссылаемся на примеры Гриффита и Чаплина. Будем же с них также брать пример и культурного отношения к актеру. Актер - и материал, и художник, оформляющий этот материал. Он и инструмент, и мастер игры на этом инструменте. Режиссер должен стремиться не к тому, чтобы самому играть на всех этих инструментах-актерах, а к тому, чтобы заставить каждый играть самостоятельно в общем симфоническом ансамбле. Итак - уважение к актеру, как к мастеру и художнику.

Времена изменчивы. Сегодня увлекаются кино-красноречием режиссеров. Завтра забудут о режиссере. Вот что пишет П.Макаров о сегодняшнем немецком театре:

"Определением ценности спектакля становится актерская игра. Она получает самодовлеющее значение вне зависимости от пьесы и режиссуры. ("Известия ВЦИК". Воскресенье, 23 сентября).

Сейчас в кино палка перегнута в сторону режиссера. Режиссер сейчас авторитетнее кино-актера, культурнее его, более сведущ в технике кино-производства. Сейчас в истории кино разрешается проблема формы кино-спектакля. Но если общие приемы формы будут найдены и формальные искания ослабеют в силе и темпе, - опять возрастет в кино роль актера. Но для этого кино-актер должен быть культурен и быть мастером. Уже сейчас в германском кино, по-видимому, происходит то же, что в театре. К картинам с Эмилем Яннингсом, Вернером Краусом, Паулем Вегенером - последним, которое мы видели на нашем экране, - вполне приложимо цитированное выше наблюдение П.Маркова относительно германского театра.

Но, конечно, для того, чтобы актер в кино-производстве занял то место, которое ему по праву принадлежит, он должен быть культурен, он должен быть настоящим мастером и художником. Тем самым предопределяется отношение ко всякому легкомысленному подходу в вопросе о кино-актерстве. Увлечение кинематографом сейчас очень распространено. И многие стремятся увидеть себя на экране в какой-либо роли, хотя бы самой ничтожной. "Хочу сниматься!". Таков лозунг молодых кино-психопатов обоего пола. Характерна самая терминология. Не "хочу быть кино-актером", а "хочу сниматься". В этом бессознательно сказывается представление о кино-актере, как только о снимающемся человеке, для чего как будто не требуется ни особых способностей, ни уменья. Разве нужно уменье "сниматься" у фотографа или стричься у парикмахера?

Неискушенный в вопросах мастерства и техники кинематографа молодой любитель кино видит, что кино-актер в отличие от актера сценического как будто более жизнен, более естествен и меньше "играет" (таково, действительно, мастерство актера в реалистическом кино), и делает из этого вывод, располагать "естественной" способностью чувствовать, что требуется от кино-актера, уже налицо.

Конечно, хорошо также немножко подучиться "играть", научиться танцевать, делать акробатические трюки, научиться управлять автомобилем и гримироваться по-кинематографически. Но все это только прилагаемое к естественной очаровательности и талантливости. Так рассуждает большинство молодежи, стремящейся в кино.

Читая развращающие описания карьеры разных кино-актеров, которые завоевали себе положение в кинематографе, не проходя никаких школ, молодежь в глубине души не совсем твердо убеждена, что непрерывно нужно пройти школу, научиться, чтобы стать кино-актером. Скорее, она надеется совсем не другое - на "чудо", на "удачу": вот кто-то увидит, обратит внимание, снимет, выйдет замечательно, "потрясающе", - и карьера сделана, квалификация получена, - и в результате членская книжка Всерабиса и договор с кинематографической производственной организацией увенчивают эту блистательную победу молодого таланта.

Кино-школа для такого искателя удачи представляется каким-то досадным препятствием, которое нужно преодолеть, каким-то выпадающим из настоящей творческой жизни периодом отбытия неприятной повинности, в лучшем случае - средством получить кое-какие лишние знания и побить ими своих конкурентов на рынке кинематографических талантов. Что для кинематографического актера нужны другие данные, чем для актера сцены, что искусство кинематографического актера иное, чем актера сцены и если хотите, менее "условное", более "естественное", "жизненное", - это справедливо. Но из этого нельзя делать вывод, что те требования, которые предъявляются к кино-актеру, менее серьезны, чем те, которые предъявляются к сценическому актеру. Они - другие, но не менее строгие и не менее трудные, а может быть, даже и более трудные. И мастерство кино-актера, при всей его кажущейся "естественности", жизненности, простоте, не менее, а в иных отношениях, может быть, более трудно-достигаемое, чем искусство актера сцены.

Для молодежи, больной кино-увлечением, эта книга должна служить предостережением и охладить ее пыл. Лучше быть хорошим, разбирающимся в кино-искусстве зрителем кино, чем плохим кино-актером.

Автор не ставил себе задачей дать строго-научное и методическое исследование о кино-актере и будет вполне удовлетворен, если ему удастся в ряде популярных очерков, из которых состоит книга, поставить некоторые вопросы, которые ему кажутся достаточно важными, чтобы им уделяли внимание киноведение, производство, кино-школа и советская кино-общественность.

Про экземпляр

обложки несколько потрепаны по периметру

Отзывы

Туркин В. Кино-актер отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

Рекомендуем посмотреть
  • Азбука кинорежиссуры в исполнении известного мэтра советского кино Льва Кулешова с дарственной надписью и автографом автора.
    30 000 Р

Дорогие друзья!

К сожалению, Ваш браузер не поддерживает современные технологии используемые на нашем сайте.

Пожалуйста, обновите браузер, скачав его по ссылкам ниже, или обратитесь к системному администратору, обслуживающему Ваш компьютер.

Internet Explorer

Microsoft

Chrome

Google

Safari

Apple

Opera

Opera Software

Firefox

Mozilla

Вверх